10:04 

White Collar Game
Подарок для Кайя Нори.
От Санта Питера.

Название: Друзья познаются в беде
Тип: Джен
Жанр: Case!Fic, Friendship
Рейтинг: PG
Саммари: Подразделение Белых Воротничков расследует кражу картин, а Питер немного волнуется о Ниле.
Размер: ~ 3600 слов
Примечания автора:
1. Тамлайн истории – после 3х08
2. Описание и названия картин придуманы, хотя художники реальные.
3. Заказчик просил историю, приближенную к детективной, но я не умею писать детективы, так что заранее прошу прощения за сюжетную линию.

Круглолицая женщина с тяжелыми веками и ярким румянцем задумчиво смотрит в сторону. Темная шаль прикрывает ей плечи, в одной руке она держит подсвечник со свечей.. Это «Портрет Стерре Ван Дейк», 1623 год, Франс Халс.
Среди пышной зелени виднеется белая беседка; небо ярко-голубое, небрежными мазками обозначены розовые кусты. «Это беседка в яблоневом саду», 1880 год, Пьер Ренуар.
Две картины общей стоимостью около десяти миллионов долларов.
Мистер Роберт Хадсон был более чем недоволен, когда их похитили из его дома минувшей ночью.
Нил с задумчивым видом стоял перед пустой стеной, где несколькими часами ранее висели эти сокровища. Питер остановился рядом с ним, тихо буркнул:
- Предатель.
Кэффри, сцепив руки за спиной, развернулся на каблуках, бросил быстрый взгляд ему за спину и пожал плечами. Хадсон, все еще багровый от гнева, что-то рьяно доказывал Джонсу в коридоре, их обоих прекрасно было видно и слышно из открытой двери кабинета. Владелец картин, мужчина далеко за пятьдесят, грузный, с седеющими усами, был на редкость неприятным типом. Первые десять минут их знакомства он только и делал, что ругался, не давая вставить ни слова агентам ФБР. Нил под предлогом осмотра места преступления благополучно ускользнул от неприятного собеседника, оставив Питера принять удар на себя.
- Ты же выжил, - беспечно сказал он. Питер послал ему хмурый взгляд из-под бровей. - Что-то выяснилось?
Грабитель миновал окружающую дом стену, оглушил совершающего обход охранника, проник внутрь через окно на первом этаже, аккуратно достал картины из рам и ушел точно таким же способом. Сигнализация не сработала. На камерах видеонаблюдения ничего не было видно, сигнал со всех них в определенный отрезок времени удачно пропал.
- Хадсон сказал, что не афишировал приобретение полотен. О них могли знать только служащие в доме и нечастые гости хозяина. Его единственная дочь живет в Лос-Анджелесе и не виделась с отцом уже больше пяти лет. Так что круг подозреваемых можно сильно ограничить.
Нил кивнул.
- Похититель явно знал, за чем шел. В холле висит несколько очень хороших копий Моне и Рембрандта, если не знать точно, можно принять их за оригиналы.
Питер хмыкнул.
- С кем поговорим сначала? – спросил он.
- С охранником, – уверенно сказал Нил.
- С охранником, - согласился Питер.

***
Возвращаясь в офис, Питер время от времени посматривал на сидящего рядом Нила.
Кэффри всю неделю выглядел совершенно обычно: раздавал улыбки направо и налево, шутил с Джонсом, привычно флиртовал с Дианой. Никто бы и не подумал, что он только что расстался с Сарой. В этом был весь Нил – для всего мира всегда уверенный, обворожительный, жизнерадостный, и можно было только догадываться, что творится у него на сердце на самом деле.
Сара была хорошей девушкой, и с Кэффри они составляли красивую пару. После того, что случилось с Кейт, Нил как никогда заслуживал счастье. Питер был действительно рад за них обоих, поэтому новость об их расставании неприятно поразила его. Что между ними произошло? Учитывая, что Нил пытался вернуть Сару, инициатором разрыва была именно она. Но почему она так поступила, что было тому причиной?
Питер снова посмотрел на Нила, и тот поймал его взгляд.
- Что такое?
Питер смущенно прочистил горло.
- Ничего. Я только задавался вопросом, как у вас дела с Сарой.
Выражение лица Нила не изменилось, но Питеру показалось, что на миг в его глазах что-то мелькнуло…
- Следи за дорогой, Питер, - велел Нил. – Что касается Сары… Теперь у нас с ней только деловые отношения. Она пытается доказать, что я виноват в краже картины Рафаэля, а я пытаюсь убедить ее, что не делал этого. Все совсем как раньше.
Питер недоверчиво хмыкнул. Как раньше, как же. После встречи с Нилом Кэффри ничто уже не могло быть по-прежнему.

***
Охранника звали Томас Уиллер, и никто не был удивлен узнать, что он совершенно ничего не видел и не слышал, пока не получил удар по голове и заработал сотрясение мозга.
- В систему сигнализации никто не вмешивался, грабитель знал код, - сказал Джонс, отпивая из своей кружки отвратительный офисный кофе. – А камеры наблюдения, судя по всему, кто-то просто отключил. Но так как ночью там находился только Уиллер, то подозревать приходится пока только его.
- Сам себя он не мог оглушить. У него был сообщник. – Диана тоже сидела с кружкой в руках. - Не понимаю, зачем ему было нужно делать все именно так? Все улики ведут к нему. Допустим, он украл картины, но если его посадят, что он от этого получит? Странно.
- Надо еще раз поговорить с Хадсоном, - решил Питер. – Возможно, он немного прояснит ситуацию.
Искать Хадсона не пришлось – тот сам им позвонил. Будучи вне себя от гнева, он с криками сообщил, что получил анонимный звонок. Похититель предложил вернуть картины за выкуп в пятьсот тысяч долларов и дал сутки на раздумье, в противном случае он обещался уничтожить картины. Хадсон требовал «немедленно принять меры».
- Типичный артнеппинг, - констатировал Питер, с облегчением закончив неприятный разговор. – Продать полотна за их реальную цену невозможно, не говоря уж о том, что легко попасться на этом, а вот получить выкуп за них вполне реально. Надо снова поговорить с Уиллером, у нас меньше суток на то, чтобы вычислить его сообщника.
В конечном счете, они выяснили, как во всем этом оказался замешан Уиллер. Его дочь была больна лейкемией, и ей срочно требовалась операция по пересадке костного мозга. Страховка у девочки давно закончилась, а кредит Уиллер, работая всего лишь охранником, получить не сумел. Но даже если он был причастен к похищению картин, признаваться пока в этом не желал. Затребовав себе адвоката, Уиллер дал обет молчания и игнорировал все расспросы агентов ФБР.

***
Вечер выдался пасмурным. К тому моменту, когда Питер вернулся домой, дождь уже грозился перерасти в ливень. Поставив машину, Питер почти бегом добрался до входной двери. Дома пахло лазаньей, Сатчмо приветственно терся о его ноги, пока Питер снимал намокший пиджак, а когда он отвернулся от вешалки, Элизабет встретила его поцелуем.
О такой жизни – с любящей красавицей-женой, собакой и собственным домом – можно было только мечтать. Питер был невероятным счастливчиком, что у него все это имелось. И тем не менее, этим вечером он не мог в полной мере оценить всю прелесть этой осуществившейся мечты.
Как это часто случалось в последнее время, все его мысли были заняты Нилом.
Кэффри был его другом, хотя дружба между мошенником и агентом ФБР казалась маловероятной. Но Нил давно уже свободно входил в дом Бёрков (хотя и не всегда был долгожданен), подружился с Элизабет и не раз спасал Питера от смерти. Нил был человеком, которому Питер мог доверить свою жизнь. Они понимали друг друга с полуслова и запросто могли закончить начатое другим предложение. Их совместная фотография стояла на полке в гостиной. Ближе, чем Нил, у Питера была только Элизабет, и он надеялся, что Нил тоже считает его близким человеком.
И теперь, когда у Нила снова настали трудные времена, Питер не мог не волноваться за него. Кэффри отказался от поездки домой, хотя к тому времени, как они вышли из офиса, уже шел дождь, а Нил всегда берет свои костюмы от кутюр.
- Спасибо за предложение, Питер, - сказал он, деланно беспечно улыбнувшись. – Но я хотел бы сегодня прогуляться.
- Под дождем?
- Погода как раз под мое настроение, - Нил жестом фокусника перевернул в руках шляпу и лихо надел на голову, низко надвинув на глаза. – Увидимся завтра.
Питер был удивлен понять, что Нил гораздо сильнее привязался к Саре, чем хотел показать. Ведь только разрывом отношений с Сарой можно было объяснить эту его хандру, верно?
- Тебе не нравится лазанья, милый? – ворвался в его размышления голос Элизабет.
- Что? – Питер моргнул, возвращаясь в реальность, в которой он сидел с вилкой наизготове над тарелкой с уже остывшим ужином. – Нет-нет, все в порядке, восхитительно, как обычно. – Он отправил в рот кусочек лазаньи и, прожевав, добавил: - Я просто задумался.
- Опять о Ниле? – проницательно заметила его жена.
Питер всегда восхищался умом Элизабет и невероятно гордился тем, что она вышла за него замуж. Более понимающей и мудрой женщины он никогда не встречал.
- Нил расстался с Сарой, - сказал он.
- Что случилось?
- Я не знаю, но не похоже, что Сара собирается вернуться к нему.
Они на некоторое время замолчали. Питер задумчиво ковырялся в тарелке, Элизабет наблюдала за ним.
- Думаешь, Нил теперь снова может решиться сбежать? – наконец спросила она.
- Я не исключаю такой возможности. Он почти ушел тогда вместе с Кейт… - Питер пожал плечами. - Если сокровища действительно у него, сейчас очень благоприятный момент для побега. Похоже, он действительно расстроен тем, что Сара ушла от него.
Некоторое время Питер был абсолютно уверен, что Нил украл коллекцию предметов искусства с подводной лодки. Интуиция говорила ему, что Кэффри был как-то с этим связан, а Питер привык доверять своим чувствам. И хотя никаких доказательств он пока не нашел, его все равно не оставляли сомнения. Нилу хотелось верить, но Питер просто не мог.
С другой стороны, если бы Нил действительно был причастен к исчезновению коллекции, он давно уже мог бы сбежать с ними на другой конец света. Ему не стоило особого труда избавиться от отслеживающего браслета и надзора ФБР. Но шли дни, а Кэффри по-прежнему оставался в Нью-Йорке, они все еще работали вместе, расследуя преступления с невероятным успехом. Питер любил думать, что Нилу нравится находиться по другую сторону закона, работать с ФБР и быть его другом.
И Сара… Она была еще одной ниточкой, привязывающей Нила к Нью-Йорку, и теперь, когда она была вне игры, Питеру не давало покоя тревожное предчувствие, что в скором времени все может резко измениться.
- У Нила есть ты, Питер. – Элизабет тепло улыбнулась. – Вы стали гораздо ближе друг к другу. Мне кажется, что Нилу больше не хочется сбегать от тебя. Покажи, что доверяешь ему.
- Я доверяю ему гораздо больше, чем хотелось бы.
- Но не в случае с сокровищами.
- Потому что я чувствую, что он как-то с этим связан.
Элизабет, протянувшись через стол, положила ладонь ему на руку и мягко сжала.
- Пока у тебя нет никаких доказательств, ты должен быть снисходительнее к нему.
- Я попробую, - Питер и в самом деле хотел, чтобы Нил оказался непричастен к исчезновению коллекции.
- А пока почему бы тебе не напомнить ему, что ты его друг?
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, например, возьми ту бутылку вина, что мне подарили на прошлой выставке и навести его.
- Ты предлагаешь, чтобы я поехал сейчас к Нилу и напоил его? – усмехнулся Питер.
- Мы с девочками в таких случаях обычно пьем горячий шоколад и смотрим мелодрамы, но вряд ли Нил оценит, если ты предложишь ему это.
Питер коротко рассмеялся.
- Это уж точно. – Он поймал ее руку, поднес к губам и поцеловал. – Спасибо, Эл. Ты у меня просто сокровище.
- Я знаю, - глаза у Элизабет сияли.

***
Нил, судя по пятнам краски на футболке и пальцах, стоял за мольбертом, когда Питер постучался в дверь его апартаментов.
- Питер, - удивленно констатировал Нил. – Входи. Что-то случилось?
- Нет, я просто решил заглянуть в гости. Это подарок от Элизабет, - Питер вручил ему бутылку вина.
- Шато Ле Мюрай две тысячи пятого года. Неплохо. Спасибо. В честь чего подарок?
- Просто так, - Питер скинул куртку на спинку стула и поставил на стол пакет.
- Ты пришел в гости просто так и принес подарок от Элизабет тоже просто так. Я чего-то не знаю? – с подозрением спросил Нил.
- Ну, я рассказал ей, что ты расстался с Сарой, и она решила, что тебе нужна моральная и не только поддержка. И так как мы не школьницы, то получили не горячий шоколад, а вино. Впрочем, я купил себе по дороге пиво.
Выражение лица Нила с раздраженного сменилось на понимающее.
- Ты просто хотел напиться после трудного рабочего дня, - съязвил он.
- Ты же оставил меня на растерзание Хадсону, - обвиняюще сказал Питер. Он обошел мольберт и уставился на картину, над которой работал Нил. Это был пейзаж: озеро в лучах заходящего солнца и силуэт мужчины на берегу. От картины так и вяло одиночеством, и Питер спросил:
- Это копия?
- Нет, это мое, - Кэффри стоял, прислонившись бедром к столу, и настороженно наблюдал за ним, очевидно, все еще не решив, как относиться к позднему вторжению.
- Очень красиво, - искренне похвалил Питер, и Нил пообещал:
- Я тебе ее подарю, как закончу, если хочешь.
- Спасибо. Ну, ты собираешься попробовать вино?
Нил смерил его взглядом, оценил решительно-упрямое выражение на лице и сдался.
- Ладно.
Он направился в ванную вымыть руки и переодеться, а Питер тем временем расположился на кушетке с банкой пива.
- За что пьем? – спросил Нил, вернувшись, и уселся рядом с бокалом вина.
- За дружбу, - Питер отсалютовал ему банкой, и Нил наконец-то улыбнулся.
Было очевидно, что Кэффри не горел желанием обсуждать Сару, так что Питер после нескольких намеков оставил эту тему в покое. Он не смог ничем помочь Нилу после смерти Кейт, потому что тот вернулся в тюрьму, но на этот раз хотя бы сможет составить ему компанию.
Они поговорили о временном переводе Хьюза в Квантико, обсудили погоду, прошлись по Моззи, Диане и Джонсу и, в конечном счете, свернули к краже полотен Халса и Ренуара.
- Платить выкуп опасно, - сказал Питер. – Нет гарантии, что картины вернут.
- «Похитить белого слона - не фокус, куда его потом девать?» - процитировал Нил.
- Марк Твен.
- Ты читал Твена?
- Это один из моих любимых писателей, - Питер сидел, расслабленно откинувшись на спинку кушетки; Нил примостился на другом ее конце, подогнув под себя одну ногу. – Знаешь, теперь вот я думаю, что ты мне чем-то напоминаешь Тома Сойера.
- Я напоминаю тебе ребенка? – возмутился Нил.
- Нет, я не то имел в виду. Хотя иногда… - Питер ухмыльнулся возмущенному выражению на лице Нила. – Но от него тоже только и можно было ждать проказ, и он вечно влипал во что-то…
Нил пнул его.
- Тебе на сегодня уже хватит пива, тетушка Полли, - и Питер засмеялся.

***
В конечном счете, по совету адвоката и страхового агента Хадсон заплатил выкуп, и на следующий день нашел свои картины оставленными в угнанном автомобиле. Картины таких художников и в самом деле были слишком заметны. Грабитель не хотел попасться за их продажей.
А еще через пять дней Уиллер признался. Как они и думали, он пошел на это ради дочери. Когда он не смог найти деньги на операцию, то попробовал обратиться за помощью к своему работодателю, но тот прогнал его прочь, не пожелав слушать о проблемах своего служащего. Не удивительно, что Уиллер решил ему отомстить и получить деньги для дочки одновременно. Убить двух зайцев одним выстрелом – отличный был план. Вот только Уиллеру следовало бы вначале лучше узнать своего сообщника. Охранник раскололся, когда операция для Кэйти в очередной раз была отложена из-за отсутствия денег.
- Он представился мне как Джон Нортон. Мы познакомились с ним в гей-баре. Не думайте, что я их этих педиков. Брат моей жены подрабатывает там барменом, и мне иногда достается выпивка от него на халяву. В общем, однажды я там напился, а Нортон подсел ко мне, и мы разговорились. Я рассказал ему о Кэйти и про то, как Хадсон отказался мне помочь, хотя сам купается в деньгах. А Нортон предложил мне ограбить его. Он придумал план, я лишь рассказал ему о картинах и отключил сигнализацию, чтобы впустить его в дом. И хотя я знал, что сяду за это, он обещал мне анонимно оплатить операцию для дочки. Я был идиотом, когда доверился ему.
Питер, поджав губы, смотрел на сидящего напротив сломленного мужчину. Несмотря ни на что, Уиллера было жалко. Хотя Питер и не любил, когда нарушали закон, все же несчастного отца, на все готового ради больной дочери, можно было понять.
- Если вы поможете нам поймать Нортона, я постараюсь, чтобы вам смягчили наказание, - сказал он Уиллеру.
- Я бы вам и так помог. Но спасибо, - кивнул тот.

***
- Что? – сказал Нил, когда все на него посмотрели.
Джона Нортона, подпадающего под описание Уиллера, в Нью-Йорке они не нашли. Имя наверняка было фальшивым. Допрос бармена тоже не дал почти ничего, но потом он вспомнил, что видел Нортона в компании молодого человека и мог указать на него, если тот снова появится в баре. Возможно, знакомый Нортона мог навести их на его след. Следовало только дождаться его в баре. И вот тут-то все и посмотрела на Нила.
- Думаю, стоит этим заняться тебе, - улыбаясь, сказал Питер.
- Я что, похож на гея? – возмутился Нил.
Джонс тихо хрюкнул в кулак.
- Я не могу туда пойти, потому что не того пола, - улыбаясь, сказала Диана. – Наш гей на меня не клюнет. И согласись, Нил, среди всех остальных агентов ты выглядишь самым привлекательным. У тебя гораздо больше шансов разговорить этого парня, чем, скажем, у Джонса.
- Мы можем разговорим его в допросной.
- Если он связан с Нортоном, то может и не признаться.
- Ни за что, - отрезал Кэффри. – Я отказываюсь.
- Ты не можешь отказаться от задания, если только ситуация не угрожает твоей жизни и здоровью, - напомнил ему Питер. – Таковы были условия твоего освобождения.
Нил бросил в его сторону убийственный взгляд.
- Я всегда могу вернуться обратно в тюрьму, – пробурчал он. – Мне идет оранжевый.
- Не глупи, Нил, – посоветовал Питер. – Что такого страшного в том, чтобы заглянуть в гей-бар и выпить стакан вина?
- Совершенно ничего, - согласился с ним Кэффри. – Поэтому я пойду туда, если ты пойдешь со мной. Не вместе, разумеется, просто подстрахуешь.
- Я из фургона тебя подстрахую.
- Ты же не боишься выпить пива в компании целого бара геев, Питер? – мстительно улыбнулся Нил.
И Питер понял, что попался.

***
Элизабет смеялась так долго, что у нее началась икота, и Питер был вынужден принести ей стакан воды с кухни.
- В гей-бар? – спросила она и снова засмеялась.
Питер посмотрел на нее взглядом пнутного щенка, и она с трудом успокоилась.
- Мне нужна помощь, чтобы подобрать одежду, - пробурчал он. – Очевидно, я не могу заявиться туда в костюме с галстуком.
- Это точно, дорогой, - согласилась с ним Эл.
- Но никаких кожаных штанов, цепей и всех этих глупых фуражек, - предупредил ее Питер.
Элизабет хихикнула.
- Это же не клуб садо-мазо, милый. Думаю, тебе следует надеть черную футболку и те джинсы, которые мы купили в Вашингтоне.
- Они слишком узкие!
- Вот именно, - улыбнулась Эл. – И показывают все, что следует видеть. Ты должен носить их чаще.

***
Нужный им человек появлялся в баре по пятницам после десяти вечера. Прослушивать Нила необходимости не было, но на всякий случай ему дали часы с записывающим устройством. Если о Нортоне зайдет речь, следовало записать каждое слово.
Появляться в баре вместе было неразумно, поэтому Питер, кинув на Нила еще один осуждающий взгляд, зашел внутрь первым. На него не обратили особого внимания, и он спокойно приблизился к стойке, чтобы заказать пиво. Бармен подал знак, что нужного им человека пока нет, и Питер, заметив в углу свободный столик, уселся там с видом неприступной крепости.
Нил заявился десять минут спустя, и не то чтобы произвел фурор, но явно привлек внимание. В дорогой рубашке, пусть и с закатанными рукавами, он выглядел там даже более неуместно, чем неуклюжий Питер. Должно быть потому, что и не стремился казаться своим - Кэффри, вынужденный действовать из-под палки, был не столь эффективен, как обычно.
Нил заказал коктейль, уселся на табурет у стойки и к нему тут же присоединился какой-то парень. Впрочем, через пару минут Питер уже с удивлением наблюдал, как они, смеясь, принялись что-то обсуждать. Еще больше он удивился, когда за столик к нему самому подсел юноша, по виду так и вовсе старшеклассник. У Питера руки чесались проверить его удостоверение личности - мало того, что малолетка в гей-баре, так еще и с выпивкой. Ребенок пропищал что-то вроде «привет», но Питер, поджав губы, подарил ему столь многозначительный взгляд, что юнца словно ветром сдуло. Отпугивать людей агент Бёрк был мастер, вот нравиться им было куда сложнее.
Еще несколько минут спустя наконец-то пришел приятель Нортона – среднего роста блондин с подтянутой фигурой. Нил тут же переключился на него, они разговорились, а потом перешли за столик к Питеру.
- Это Мэтью, - представил блондина Нил. – Он много чего хочет нам рассказать про Джона Нортона.
- Ага, потому что этот гад стянул мою банковскую карту, когда свалил в неизвестность, - фыркнул Мэтью. – Только его зовут Алан Гиббс, по крайней мере, по документам. Я проверил как-то, пока он был занят.
- Возможно, и это имя ненастоящее, - заметил Питер. – Он бывал у вас в гостях? - обратился он к блондину. – Может, мы сумеем найти отпечатки пальцев, проверим по базе, он мог засветиться у нас с такими-то умениями.
- Бывал. Думаю, тут я смогу вам помочь.
Питер довольно улыбнулся, доставая телефон.
- Ну, уже что-то. Один из наших агентов отвезет вас домой, покажете ему предметы, которых касался Нортон-Гиббс, - он поднялся на ноги и положил ладонь Нилу на плечо. – Тебя подвезти домой? Или ты останешься? А то некоторые, - он кивнул в сторону стойки, откуда на них кидал выжидательные взгляды первый собеседник Кэффри, - явно хотят продолжить общение.
- Не думай, что я не расскажу Элизабет про того мальчика, который хотел с тобой познакомиться, - пригрозил Нил.
- Ты же спиной ко мне сидел! – возмутился Питер. – Как ты увидел?
- Я же Нил Кэффри, - Нил подарил ему самодовольную усмешку.
- Ладно, уговор: забудем все, что тут случилось, кроме показаний Мэтью, - предложил Питер. – И никогда об этом упоминать не будем.
- По рукам.

***
Нортон-Гиббс весьма неразумно поставил музыкальный диск в проигрыватель в квартире Мэтью. Уже к обеду на следующий день ФБР выяснило, что на самом деле грабителя звали Кевин Дойл, и он уже отсидел три года за кражу антиквариата. Теперь найти его было не трудно, следовало лишь подождать, когда он засветится – ориентировки были разосланы по всем полицейским постам.
А к вечеру у них появилось уже новое дело, о махинациях со страховками. Питер и Нил сидели, зарывшись с головой в бумаги, когда у Кэффри зазвонил телефон.
- Это Элизабет, - удивленно сказал он Питеру, прежде чем ответить. – Алло? Да. Нет. Скоро закончим. Да. Ты уверена? Хорошо. До встречи, Элизабет. – Нил нажал отбой и посмотрел на Питера. – Твоя жена велела мне проконтролировать, чтобы ты побыстрее заканчивал с делами, и пригласила меня на ужин. Сказала, будет утка со сливами.
- Ее фирменное блюдо, – Питер покачал головой. – Это приманка. Нас будут допрашивать о вчерашнем походе в гей-бар.
- Передай Элизабет, что у меня возникли срочные дела.
- Бросишь меня одного? – скорбно спросил Питер.
Нил сделал вид, что задумался, а потом широко улыбнулся.
- Ну, все же это утка со сливами, приготовленная миссис Бёрк! Ради нее я на многое готов. К тому же, как я могу бросить друга в такой ситуации?
- У тебя неверно расставлены приоритеты, Нил, - с деланной обидой сказал Питер, но губы его дрогнули, пытаясь скрыть ответную улыбку.
Даже если Нил все еще был расстроен из-за Сары, он будет в порядке. Питер проследит.


Конец.

@темы: Secret Santa Challenge 2011, Нил, Питер, джен, текст

URL
Комментарии
2012-01-03 в 10:29 

Морган Кэй
У человека в душе дыра размером с бога, и каждый заполняет её как может.
Приятный фик)

2012-01-03 в 14:57 

Кайя Нори
Порошковый автор тупого божественного предмета | 3.06 4ever!
Санта Питер,
спасибо огромное. Кажется, у меня лицо навсегда сложилось в смайлик :3, и теперь я как минимум год буду его носить :).

Серьезно, мне очень понравилось.
А поход в гей-бар - это что-то настолько эпичное, что меня сразу тянет написать продолжение.
*бьет себя по рукам*

Замечательный подарок!
:wine:

2012-01-03 в 18:55 

Морган Кэй, спасибо, рада, что вам понравилось )
Кайя Нори, аа, я очень-очень рада, что фик вам понравился, я за него переживала. А поход в гей-бар - это что-то настолько эпичное, что меня сразу тянет написать продолжение.
а я бы почитала :eyebrow:

В общем, с Новым Годом вас )

автор.

URL
2012-01-03 в 19:20 

Кайя Нори
Порошковый автор тупого божественного предмета | 3.06 4ever!
*ждет 10 января, чтобы торжественно сказать "маски долой!" ))

Я непредсказуема )) может, что и напишется.

2012-01-03 в 20:05 

Кайя Нори, ждет 10 января, чтобы торжественно сказать "маски долой!"
\
:pink:
может, что и напишется.
на всякий случай буду ждать )

автор.

URL
   

White Collar Game

главная